Logo little

Авторы

А.А. ГОЛИКОВА: Домой мы приходили грязные, как черти

А.А. ГОЛИКОВА: «Домой мы приходили грязные, как черти»

Подготовка материала: Любовь Молочко
27 августа 2013

Наверное, каждый человек хотел бы заранее знать о том, что ожидает его в будущем, иметь уникальную возможность исправить ошибки прошлого, быть готовым столкнуться с трудностями лицом к лицу, чтобы потом с честью, достоинством и отвагой отразить нападки судьбы. Но жизнь изменчива и непредсказуема: предугадать что-либо, увы, никому из нас не под силу.

Ни сна, ни отдыха

Успев окончить всего лишь 4 класса, 14-летняя Аня Алексеева из небольшого села Урляды Верхнеуральского района навсегда забыла о детстве. Храбрая девчушка работала на износ, забывая про голод и усталость, отказывала себе буквально во всем. Теперь она с гордостью носит заслуженное звание «Труженик тыла».

— Анна Андреевна, какую работу Вы выполняли, находясь в тылу?

— За колхозными животными ухаживала: кормила их, на пастбище выгоняла, за сеном ездила. Помогала пожилой матери по хозяйству. На складах зерно грузила. Потом решила в трактористки пойти, очень много там было девчат.

— Неудивительно, ведь все трудоспособные мужчины воевали. Теперь их тяжелую работу выполняли женщины. Выбирать не приходилось. Как же Вы одна справлялись с трактором?

— Жизнь в деревне и до этого легкой не была, трудились много, но мы никогда не жаловались. Привозила на лошади зерно со склада. Боронила. А поля-то травой засоренные! Весь мусор под бороны попадал. Пока не вычистишь — трактор не поедет. Вот я одна и поднимала тяжелые бороны (а сама худющая была!), чистила, из-под них такая пылища, аж страшно смотреть! Поэтому домой мы приходили все грязные как черти! Кабин-то в тракторах не было. Но ничего, справлялась! (смеется)

— Как я поняла, Вы не только успевали работать для колхоза, во блага общего дела, но еще и занимались собственным хозяйством. Когда же все-таки Вы отдыхали?

— Отдыхать некогда было. Спали очень мало. Всего часа по два-три. Помню, как-то после очередной смены я так устала, что уснула прямо на дороге.

— Какой ужас! Как же так получилось?!

— Работы на пашне всегда хватало, да и возвращаться обратно очень далеко, поэтому часто оставались там на ночевку. А в этот раз мне обязательно нужно было попасть домой: мать заболела, сама корову подоить не могла, требовалась моя помощь. Бригадир не пускает меня, кричит: «Куда ты?! Дорогой ведь уснешь!» А я молодая, упрямая: «Не усну!» — говорю. Подою корову, да обратно приду. Бегу, что есть сил, но чувствую — спать хочу, буквально падаю. Решила на дороге прилечь, подремать. Наши сельские девчата в клуб пошли, на танцы. Думаю, все равно по этой дороге обратно возвращаться будут, разбудят меня. И уснула…

— Разбудили Вас подружки?

— А как же! (смеется) Так сильно визжали, я мигом проснулась. Они видят, на дороге кто-то лежит, а разглядеть в сумерках не могут и ближе не подходят — боятся. Подумали, волк это (в то время много волков в селе было). Я от крика проснулась, они присмотрелись, сами смеются и говорят: «Нюрка, ты так на волка похожа!» А я отвечаю, что и так голодная как волк.

— Действительно, большая часть продовольствия отправлялась солдатам на фронт. Чем же вы питались?

— «Затируху» ели из муки. А она такая горькая! Ну, прямо полынь полынью! Ее с яйцами, соленой водой смешаешь и ешь. Кружка молока (благо, хоть своя корова была!), ложка этой «затирухи», да сразу галопом на работу бежишь. Хлеба-то нет совсем. Летом попроще было, природа нас подкармливала: ягоды в лесу собирали. Вот так и питались.

Безвозвратные потери

— Вы задумывались о том, чтобы пойти на фронт?

— Мне и здесь работы хватало. Мать совсем старушкой была. Родила-то она меня в 45 лет. Болела постоянно, не могла без помощи обойтись. Да и на фронт молодежь моего года рождения не брали. Мы рассчитывали только на ФЗО, чтобы потом в Магнитогорске на производстве работать. Но с ФЗО у меня ничего не вышло из-за болезни матери.

— Вы сказали, что кроме Вас некому было помочь матери по хозяйству. Кто из ваших родных отправился на войну?

— Два брата. С самого начала войны служили и оба погибли. Саша, старший, уже прошел до этого две войны, эта третьей стала, последней… Он, родной, умер в госпитале от тяжелого ранения в голову. О младшем, Грише, вообще ничего не известно. Он под городом Гродно находился, прислал только одно письмо и пропал. Никаких известий, даже похоронка не пришла. Веселый был парень, жениться собирался. Только съездил к девушке в Магнитку, посватался. Приехал домой, а там повестка. Не успел он свою семью создать... Невеста искала Гришу, куда она только не писала, все без толку. Еще три года после войны ждала его, а потом уж замуж вышла.

— Как сложилась Ваша судьба после окончания войны?

— Я тоже семью создала (кстати, он был моим учителем в начальной школе), потом на свет появились два сына. Продолжала работать в селе, на пенсию пошла, в общем, трудилась я до старости. А позже в Магнитогорск переехала, как и мечтала. В городе проще, поэтому и живу сейчас как барыня, отдыхаю (смеется).

***

Вот так просто и прозаично рассказала о своей судьбе Анна Андреевна Голикова, не видя в своей жизни ничего героического. Люди нашего поколения понимают, что их труд и борьба были подвигом. Едва ли хоть один из наших современников захотел бы оказаться в Советском Союзе времен Великой Отечественной войны и пережить то, что когда-то пережили эти сильные, смелые, самоотверженные люди, истинные патриоты, стоявшие на защите своей страны. Но представители того самого великого поколения с уверенностью и гордостью ответят, что ничего бы не поменяли в своей нелегкой судьбе.

Комментарии