Logo little

Авторы

А.Г. КРУКОВИЧ: Мы взваливали на плечи шпалы, чтобы перетащить их в нужное место

А.Г. КРУКОВИЧ: «Мы взваливали на плечи шпалы, чтобы перетащить их в нужное место»

Подготовка материала: Виктория Дяденко
29 августа 2013

Сегодня немногие проносят дружбу через года. Антонина Гавриловна Крукович поддерживала отношения с работниками цеха до последних дней их жизни. Они ходили друг к другу в гости с подарками, пили чай, общались. Им было что вспомнить, над чем посмеяться, о чем помолчать…

Антонина Гавриловна, когда Вы приехали в Магнитогорск?

— Вообще я родилась в Тамбовской области, в деревне с красивым названием Благовещенская, в 1922 году. А в Магнитогорск приехала в восемнадцать лет к тете. Она меня привела в заводоуправление, где мне предложили работать на железнодорожных путях. Я согласилась, хоть и предупреждали — работа сложная. Устроилась путейщицей: ремонтировала железнодорожные пути к мартену № 3. Наша задача — как можно скорей и качественней устранять аварии или неполадки на железной дороге. Техники тогда не было, делали все сами. Даже взваливали на плечи шпалы, чтобы перетащить их в нужное место. Приехали как-то ко мне в гости девчонки, увидели меня всю грязную, уставшую, в мазуте, и по приезду сказали моей маме: «Забирайте оттуда Тоню!» Прислала мама записку с обращением к начальнику, чтобы домой меня отпустил, но… он отказал… Я плакала, сильно, переживала, но разве есть выбор? Работать некому, пришлось остаться. Труд совсем неженский, и бригадиры это прекрасно понимали, говорили все: «Женщин заменим, мужчины работать будут, потерпите». Но мы продолжали вкалывать… Мужчин было немного, в основном старшие бригадиры и несколько рабочих, но все же лучше, чем никого.

Что Вы можете сказать о людях, с которыми работали?

— В основном в бригаде трудились девушки разного возраста. И младше меня года на 3-4, и те, у кого за спиной уже было 10 классов образования. Я стала старшим бригадиром, поэтому учила всех тому, что знала и умела сама. Мы всегда помогали друг другу. Бывало, шпалу берешь, подходишь к скатам (самодельное сооружение из бревен, которое ставили на насыпь, чтобы было проще поднимать рельсы и шпалы), и сразу человека 3-4 подтягиваются помогать. Всегда работали сообща. Состав бригады постоянно менялся, кто-то не выдерживал таких физических нагрузок. Многим морально было тяжело. Переучивались на другие профессии, на мартен шли работать, кирпичи таскать — это все легче, чем шпалы... Мне тоже предлагали работу попроще — сварщицей, но я продержалась три дня и вернулась опять к родным рельсам: глаза болели от сварки.

— Случались на работе опасные для жизни моменты?

— Да… Было всякое… Помню, ремонтировала пути с новой бригадой, обучала их. Вдруг слышу сзади гул, шум. Оборачиваюсь, а на меня на всей скорости мчится паровоз и гудит! Все разбежались кто куда. Я тоже быстро среагировала и отпрыгнула в сторону. Сердце чуть не выскочило из груди, долго не могла прийти в себя, настолько было страшно.

Еще помню, как на моих глазах умерла работница, которая переводила стрелки для поездов. Сбило ее поездом, до здравпункта не донесли…

Был еще случай: проезжала машина по переезду через рельсы, где ничего не было огорожено, ну и сшиб эту машину состав… Четыре человека в машине ехали: троих ребят насмерть, а девушка выпрыгнуть успела, Бог отвел! До сих пор живая, наверно, Тоня, ровесница моя.

— По какому графику вы трудились? Вам давали отпуска?

— Работали мы по шесть дней в неделю, нам давали один выходной. На обед ходили в час дня, но когда случались аварии, нужно было менять рельсы или шпалы, работали, не покладая рук, иногда даже оставались на ночь. Бывало, выезжаешь на аварию, а там лопнул рельс, вот и возишься с ним до самого утра. Сил мало было. А что делать? Надо, значит, надо.

Отпуска давали, недели две. Я подрабатывала в столовой, когда был выходной или отпуск. Иногда выходила в ночную смену, часа на четыре: жарила котлеты, омлеты, чистила картошку, мыла посуду — и заработок дополнительный, и сытая была всегда. Продовольственного пайка не хватало, приходилось как-то выкручиваться. Дома есть нечего было, жевали шкурки от картошки. Помню, в гости ко мне соседка зашла, а у меня на столе талончик на паек лежал. После ее ухода пропал! А скандалить что толку? Все равно ж ничего не докажешь. Так на ее совести и осталось.

— А где Вы жили? В каких условиях?

— В бараке с тетей. Потом она съехала, и я в комнатушке одна осталась. Комнатка маленькая, но все же отдельная: место для сна да печка, еще, может, столик небольшой влезет. Чтобы печку топить, уголь таскали с вагонов или иногда для этого привозили старые шпалы.

Соседей много было: кто семьями жил, парами, с детьми, кто родителей с собой привозил. С соседями общалась, они, бывало, уедут, а я за комнаткой их присмотрю.

— Кто принес Вам известие о Победе?

— Радио и газеты были нам мало доступны, их слушали и читали мастера и старшие бригадиры, которые потом нам рассказывали последние новости. О победе мы узнали от них. Сначала даже не поверили! Это, конечно, неописуемая радость. Но трудиться продолжали по-прежнему вовсю. Только по питанию чувствовалось, что война, наконец, закончилась. Нам по талонам стали давать булочки с кусочком маргарина. Такая роскошь! Маргаринчиком булочку намажешь и ммм… вкуснотища!

— Вам через такое пришлось пройти! Несмотря ни на какие рассказы, это очень тяжело представить. Что вызывает у Вас особую гордость?

— У меня не так уж много наград, но я ими горжусь. Храню грамоты и медали «За трудовое отличие», «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», «За выслугу лет и безупречную работу в черной металлургии», «За долголетний добросовестный труд» (на комбинате я проработала 38 лет!).

Но больше всего я горжусь своей семьей. Ради нее я жила и трудилась в то нелегкое время! Нас у родителей было восемь. Сейчас в живых остались только я и брат. В бараке я познакомилась с будущим мужем, Анатолием Ефимовичем, он в Магнитогорск из Белоруссии приехал. Когда поженились, нам дали квартирку на улице Куйбышева, туда же я перевезла из деревни свою племянницу. В городе она доучилась и вышла замуж. Своих детей у меня двое, сын и дочь, пятеро внуков и уже семеро правнуков! Так что я счастливая мать, бабушка и прабабушка!

Комментарии