Logo little

Авторы

А.И. ПЕТРОВ: Несколько глухих разрывов - и с гарнизоном было покончено

А.И. ПЕТРОВ: «Несколько глухих разрывов - и с гарнизоном было покончено»

Подготовка материала: Анна Захарова
04 февраля 2011

О звании Героя Советского Союза молодой парень из деревни Филатова Гора Алексей Петров даже не мечтал. Сегодня он говорит, что делал то, что должен был, скромно упоминая о том риске, благодаря которому и получил высокое звание.

- Алексей Иванович, Вы начали свой фронтовой путь стрелком-бомбардиром под Сталинградом. А потом вдруг Вас отправили в пулеметное училище. Не жалко было расставаться с самолетом?

- А что делать? Рожденный ползать - летать не может. Жалел, конечно. Тогда вся молодежь в авиацию рвалась. Но кому-то и на земле оставаться надо. Такой землей для меня стал Ленинградский фронт, на котором и провоевал до конца войны. Там за первый бой я получил Героя Советского Союза.

- Расскажите, пожалуйста, об этом бое.

- После того как прорвали оборону противника на Карельском перешейке, наши войска устремились вперед. На одном из направлений наступал 468-й стрелковый полк, в котором я служил командиром взвода разведки. При подходе к небольшой речке он был остановлен мощным огнем. Нас очень волновал вражеский дот, который прикрывал подступы к переднему краю противника. Несколько атак на этом направлении окончились безуспешно. С большими потерями, подразделения вынуждены были отойти.

Во второй половине дня командир полка подполковник Толстиков вызвал меня и приказал взводу уничтожить дот к утру следующего дня. Задача была сложная. С фронта к нему не подберешься, зайти в тыл невозможно: справа и слева тянутся траншеи, занятые фашистами. И все же я избрал последний вариант - рискованный, но заключавший в себе те несколько шансов, которых порой бывает достаточно, чтобы выполнить ответственное задание. Готовясь к его выполнению, я скрупулезно изучал оборону противника, особенно подступы к его переднему краю, схему траншей и ходов сообщения, которые предстояло преодолеть. Затем собрал личный состав и отдал боевой приказ. В нем я сообщил задачу взвода и отделений, назначил дозорных, распределил обязанности, установил сигналы. Затем проверил, как подчиненные усвоили мою задачу, каждый ли понимал сложность выполнения предстоящего задания.

- Были те, кто из-за страха отказались выполнить эту задачу?

- Нет, таких не нашлось. В последние минуты перед боем мой помощник, сержант Владимир Новиков, рассказал несколько забавных фронтовых историй. Это подняло настроение солдат.

В назначенное время двинулись в путь. Опустившийся туман помог незаметно подойти к реке. Первыми вошли в воду дозорные. За ними остальные. Плыли осторожно, держа оружие над головой. Бесшумно вылезли на противоположный берег. Мокрая и холодная одежда прилипала к телу. Пробирала легкая дрожь. Дальше двигались, пригнувшись, чутко прислушиваясь к каждому звуку. Первую траншею преодолели ползком. Солдат в ней не оказалось, лишь невдалеке обнаружили пулеметчика и нескольких засевших в окопах немцев. Нервы были напряжены до предела. Один неверный шаг, и фашисты насядут со всех сторон, засыпят пулями, забросают гранатами.

Несколько раз над головой взмывали ракеты. Замерев, мы оставались на месте, зорко осматривая окружающую местность. Миновали вторую траншею. Начали забирать влево и здесь наткнулись на ход сообщения, который, по нашим расчетам, должен был привести к доту. Для прикрытия взвода с тыла я оставил двух солдат. Группа двинулась теперь уже по направлению к фронту. Впереди следовали Сергей Плотников и Николай Ермолаев - опытные разведчики. Они уже не раз ходили в тыл противника, отличались беспримерной храбростью и завидным хладнокровием.

Ох, и трудными были для нас эти 500-700 метров. Малейшая неосторожность могла сорвать выполнение задачи, привести к гибели всего взвода. Первый фашист встретился, когда до дота оставалось 70-80 метров. Он стоял в ходе сообщения и к чему-то прислушивался. На мгновение мне показалось, что успех задания висит на волоске. Но вот фашист отвернулся, и этого Сергею Плотникову оказалось достаточно, чтобы преодолеть одним прыжком несколько метров и вонзить ему нож в спину. Недаром солдат славился в полку своей силой и ловкостью.

На подступах к цели обнаружили еще двух часовых. Решили снимать их одновременно, чтобы ни один не смог вбежать в дот и закрыть за собой прочно дверь.

И опять вперед поползли Плотников с Ермолаевым. С другой стороны двое разведчиков создавали легкий шум и птичьим криком отвлекали часовых. Наши «убрали» часовых врага - путь к доту был открыт.

-Как дальше развивались события?

- Для охраны дота снаружи я оставил трех солдат, остальные тихо вошли внутрь. В двух ярусах находились два орудия и четыре станковых пулемета. Метровые железобетонные стены надежно защищали гарнизон от снарядов и бомб.

Солдаты действовали сноровисто и быстро. Дремавшие около орудий и пулеметов фашисты были уничтожены огнем из автоматов в первые же секунды. В казематах подвала отдыхало более 30 солдат и офицеров. Одна за другой туда полетели гранаты. Несколько глухих разрывов - и с гарнизоном было покончено.

Расставив разведчиков у орудий и пулеметов, я приказал дать две красные ракеты. И в ту же минуту лавина огня с той стороны берега обрушилась на позиции противника. Враг в панике заметался по траншеям, а тем временем наши подразделения уже переправлялись через реку. Они вплотную перешли к молчавшему доту, и тогда, очевидно, поняв, в чем дело, фашисты бросили из тыла подкрепление, чтобы блокировать огневую точку и не допустить прорыва наступающих в глубину обороны. Однако, как только фашисты приблизились к нам на 150-200 метров, мы открыли сильный огонь из амбразур дота. Противник залег, а в это время с фронта накатывалась лавина атакующих подразделений. Наш полк выполнил поставленную перед ним задачу. И мы были очень рады тому, что внесли свой вклад в спасение Родины!

http://www.pravoslavie.ru/jurnal/70436.htm

Комментарии