Logo little

Авторы

В.Н. СЕРИКОВ: Снаряд, которым нас подбили, оказался нашим спасением

В.Н. СЕРИКОВ: «Снаряд, которым нас подбили, оказался нашим спасением»

Подготовка материала: Дарья Хоришко
15 февраля 2012

Многое повидал в своей жизни Василий Никитич Сериков. Судьба раз за разом проверяла его на прочность: с малых лет он познал сиротство, бродяжничество, еще в самом начале Великой Отечественной войны стал свидетелем страшной бомбардировки Ленинграда. Но испытания закаляют дух человека и делают его сильнее.

Меня призвали в армию в восемнадцать лет, в начале 1942-го. От станции Талица нас направили эшелоном в Тюмень. А в Тюмени в то время находились миллионы беженцев: казарм для военных построено не было, а жилья из-за беженцев не хватало. Военный комендант города объявил, что для воинских частей жилья не будет: «Ищите лопаты, топоры, пилы. Вот вам лес, а вот вам земля.Ройте себе землянки сами!» И каждая рота сама начала выстраивать себе казармы.

Некоторое время мы пробыли в этих самодельных казармах, а затем нашу часть направили на фронт. Нашим первым заданием было исследовать и, по возможности, захватить Кенигсберг. Готовился массированный десантный захват. Войска должны были высадиться в лесах города. Каждый самолет вмещал в себя тридцать человек в полном обмундировании. Тот самолет, где находился я, был подбит почти сразу после вылета, и мы получили приказ вернуться обратно в часть. Позднее мы узнали, что снаряд, которым нас подбили, оказался нашим спасением.

Для того чтобы летчик видел, куда сбрасывать десантников, в лесах стояли наши солдаты и жгли сигнальные костры. Немцы узнали о плане захвата, перебили солдат в лесу и целыми отрядами поджидали на ших десантников возле костров. Никто не вернулся из этого боя. Большинство было убито, а ктото попал в плен, что, сами знаете, было еще хуже.

*** 

В составе 3-го Украинского фронта мы воевали в Венгрии в 1944 – 1945 годах. Шли тяжелые, продолжительные бои. Особенно тяжелым для меня был бой за взятие Будапешта. Многие погибли тогда. Я находился в окопе, от взрыва меня откинуло и полностью засыпало землей. О том, как был спасен, я узнал уже гораздо позже, когда очнулся. После каждого сражения целый взвод осматривал поле боя и находил раненых, которых относили в лазарет. Подбирали и убитых, некоторых собирали просто по кускам – такое страшное оружие было у немцев! Мне говорили потом, что я счастливчик: моя жизнь висела на волоске, и спастись удалось чудом. Я был без сознания, под землей, не засыпанной осталась только рука. Когда ее собирались подобрать и потянули, я застонал. Меня откапывали несколько человек. Так я был спасен. Эх, живы ли сейчас мои спасители…

*** 

Незначительное ранение я получил еще в Шапроне на границе Австрии. Некоторое время находился в лазарете, но комендант Шапрона призвал из лазарета всех, кто мог ходить и держать в руках оружие, в полк выздоравливающих, потому что не хватало сил, чтобы задержать наступающие войска.

Так постепенно мы дошли до Вены, и как раз тогда, когда нас должны были направить на передовую, нам объявили, что в этот день в два часа ночи закончилась война. Мы победили! Все ликовали! Однако военную деятельность я не бросил. Окончил военное училище и дослужился до полковника.

Комментарии