Logo little

Авторы

А.М. ВАСИЛЬЕВ: Таким быстрым темпом я и на войне ходил, поэтому ребята и прозвали Лось

А.М. ВАСИЛЬЕВ: «Таким быстрым темпом я и на войне ходил, поэтому ребята и прозвали Лось»

Подготовка материала: Евгения Кинтушева
15 июня 2012

Уютный небольшой частный домик, как входишь кухня, с нагретой печкой, в ней стол, за которым часто собирается большая дружная семья: две дочки, зятья, внуки, жена Мария Егоровна и сам глава семейства Александр Макарович Васильев. В этом году, в ноябре, у супругов 65 лет со дня свадьбы! А в далеком 1941-м Мария Егоровна провожала любимого на фронт...

- Александр Макарович, как для Вас началась война?

- В 1941 году мы с Марией Егоровной только начали встречаться. 22 июня, помню, пошли вместе купаться. Как вернулись к ней домой, слышим от родителей: «Война началась, Гитлер в 4 утра напал, сволочь, ведь договор подписывали о ненападении...».

В это время мы с Машей работали на заводе в Сергиевом Посаде. В ноябре 1941-го всех эвакуировали в Томск. Здесь начали формировать сибирскую дивизию. У меня были льготы, на заводе рук не хватало, поэтому я мог не идти воевать, но пошел добровольцем.

На станции Юрга в бывших Николаевских лагерях за два месяца подготовки научили стрелять, ползать, штыками колоть и вперед, на войну, Родину защищать.

- А каким было Ваше фронтовое начало?

- Когда прибыли на фронт, всех начали переводить в разные роты. Меня распределили в минометную. После этого был специальный взвод особого назначения, химико-бактериологический и биологический. Потом уже где только не «гоняло», даже в пехоте побывал. Людей в пехоте не хватало, но Сталин приказал химиков не трогать, и нас вернули обратно.

- Интересно узнать о Вашем боевом крещении...

-Ох, и боевое ж оно было! Мы приехали под город Белый, в деревню Раминка. Командир дивизии, старый волк, всех нас в деревне построил, а предателей в то время немало было, нас кто-то сдал. Видим: летит тридцать «юнкерсов» и давай нас «чистить»! Наш блиндаж развалился, благо, сами уцелели. Когда бомбили деревню, четыреста человек вывело из строя сразу, связисты, все одиннадцать человек, погибли от прямого попадания. Командир роты бежит, а мы ему кричим:

- Товарищ полковник, давай к нам в укрытие!

- Да разве это укрытие?!

- Ну, прыгай в лужу, раз к нам не хочешь!

- Александр Макарович, почему Вас прозвали Лосем?

- В Сергиевом Посаде по молодости первое место по бегу на 10 км брал. А перед работой бегал до деревни Бабеково 5 км туда и 5 км обратно. Таким же темпом и с ротой на войне ходил, поэтому ребята и прозвали Лось. “Лось пошел, поперли”. Таким вот быстрым темпом шла наша рота к сражению на Гнездиловскую высоту, 233 м (Калужская область, станция Павлиново, деревня Гнездилово). Немцы так её укрепили, что брали мы её 5 дней.

В обороне стояли долго, очень долго. Много блиндажей было. Подошел комсомольский батальон, саперы. Думали, оникакую-то помощь окажут. Немцы танки в землю закапывали. Наша дивизия справа шла, а немцы шли почти в лоб. У комсомольского батальона мало погибших было - 26 человек, у нас намного больше. Наших солдат, которые ползли по ржаному полю, засекли с высоты и открыли минометный огонь, а это самая «противная» штука. Такой огонь в радиусе 50 м даже лежачего берет! Две тысячи нас было, а осталось семьдесят два человека.

Потом были г. Великие Луки и г. Новосокольники в Псковской области, г. Корсава в Латвии. На Ригу пошли (после неё 22-й стрелковой сибирской дивизии присвоили почетное звание Рижской), дальше г. Ауци.

- Александр Макарович, ранений не удалось избежать?

- Под одним хутором за Ауцем 13 ноября 1944 года я получил ранение и инвалидность II группы. Немцы наступали. До Рижского залива 7 км оставалось. Наши так бомбили его, по 180 самолетов пускали. Вечером мы отстрелялись, а утром опять танки пошли и пехота. Тут наши самоходки немцев ещё растравили, и они начали обстреливать все подряд. Пулеметчик рядом лупит по пехоте. А мне командир роты говорит: «Заскочи на сеновал, посмотри, сколько их!». Когда с сеновала выскакивал, вижу их рядом, метрах в ста, а тут майор с капитаном поехали фашистов подбивать. Только выехали на этой самоходке, а немец увидел и как даст им! Капитан готов, майору голову пробило, осколок потом вытаскивали. И в угол огонь попал, нас четверых сразу ранило. Одному в грудь, мне в ногу, а двоих насмерть... Я вышел, чувствую боль, сапог полный крови.

- А как Вас лечили?

- Старшина приказал запрячь тележку, и повезли меня в госпиталь. А там всего восемь кроватей, и на всех тяжело раненные солдаты лежат. Ногу нужно был оперировать срочно. Начали делать наркоз, а меня не берет. Подошел хирург, учуял запах перегара от меня, а я до этого с командиром для храбрости выпил. «Дурак ты!» - говорит. А сам с окошка коньяк берет и пьет.

- Сами-то пьете!

- Так я тебя голубчик 101-го за сутки оперирую. Сплю на ходу. Если б не коньяк, я б упал.

Вскоре меня отправили в другой госпиталь на 12 дней. За это время успели пережить бомбежку. Наши самолеты бой с немцами завязали. Я на втором ярусе лежал, встать не могу, один осколок — вжик! - мимо пролетел... Думаю: «Слава Богу, не зацепило!»

После этого отправили меня в госпиталь г. Торопец Калининской области, там попалась врач с Томска и определила меня в отдельный финский домик. Главный хирург хотел ногу ампутировать: а чего, мол, все равно ведь сохнет! Я ему: «Как так, ампутировать?! Мне она ещё пригодится!»

Я считался тяжелораненым, а поскольку в Торопце госпиталь был рассчитан только на легкие ранения, увезли меня в Рыбинск. Вот тут врачи начали лечить: утром массаж, ванны с отварами, терапия током. За две недели до выписки начал ходить с палочкой, потом с одним костылем, потом с палочкой и костылем. И 5 марта 1944-го комиссовали в г. Буй, там профессор сделал осмотр и отправил домой без повторной операции. Вместе с товарищем доехал до Александрова, а оттуда рабочим поездом до Сергиева Посада. Домой шел с вокзала пешком. Мимо Киларского пруда в горку идти с больной ногой было тяжело, но мир не без добрых людей, женщина помогла взобраться.

Таким вернулся я с войны. Любимая девушка дождалась, в октябре сыграли с Марией Егоровной свадьбу.

Комментарии