Logo little

Авторы

В.А. ДАНИЛОВ: У нас даже вопроса не возникало, почему мы воюем

В.А. ДАНИЛОВ: «У нас даже вопроса не возникало, почему мы воюем»

Подготовка материала: Елена Козинова
09 апреля 2010

Герою Советского Союза Василию Данилову сейчас 85 лет. На фронт он попал 18-летним юношей, в феврале 43-го. Сегодня генерал-лейтенант в отставке с гордостью вспоминает свой боевой путь и свою работу в качестве комсорга роты, потом батальона, а затем и отряда по форсированию Днепра.

Василий Александрович, каким образом удавалось воздействовать на молодых бойцов? Неужели рисковать жизнью можно заставить? 

– Нужно уметь объяснить, для чего это необходимо. Чтобы человек сам пошел в бой, не паникуя и не думая про себя. Конечно, это очень непросто. Люди все разные, к каждому надо найти свой особый подход. Для этого я наблюдал за своими бойцами: за тем, как они живут, о чем говорят, как ведут себя, как воюют.

Каждый человек от природы подвержен чувству страха, и я никогда никого не называл трусом. Ни в коем случае! Иначе человек может «закрыться», озлобиться... Главными методами были слово и личный пример. Я ведь рос не в «сахарных» условиях: крестьянская многодетная семья, где во главе угла все время был труд, без жалоб и хныканья. Это научило меня преодолевать трудности, быть деятельным и энергичным. Когда на 19-м году жизни я попал на фронт, меня зачислили в 1118-й стрелковый полк, 2-ю стрелковую роту, стрелкомавтоматчиком и сразу назначили ротным комсоргом – комсомольским организатором. Это было очень ответственно: и за себя, и за товарищей. В боях я старался думать прежде всего о выполнении задания, а не о своей печальной участи. Это сосредотачивало на главном и позволяло скооперировать энергию. Так было и при форсировании Днепра. После тяжелейших боев за Запорожье (за каждую улицу, за каждый дом!) нам было приказано сформировать передовой отряд в 100 человек и форсировать великую реку на участке юго-западнее освобожденного города.

Как людей отбирали?

– Брали тех, кто отлично владеет оружием, умеет плавать (на случай если лодку разобьет), думает не только о себе, но и о товарищах. Здесь нужно действовать сообща, единой душой! Тогда успех возможен. Я был комсоргом отряда. Командира выбирали долго. Многие отнекивались: знали, что на смерть идти. Отряд возглавил замечательный человек — старший лейтенант Петр Карпович Прилепа. Молодой, смелый, прекрасный командир! Очень больно от того, что звание Героя Советского Союза за форсирование Днепра он получил уже посмертно...

Мы переправлялись в лодках, человек по семь–десять. Перетащили лодки на плечах с оврага, спустили на воду, разместились и поплыли... навстречу смерти. Но, повторяю, старались об этом не думать. Думали о задаче: в кромешной темноте подплыть к берегу, не открывая огня до приказа, чтоб ничем не выдать себя. А потом в атаку!

Получается, вы немцев застали врасплох?

– Они знали, что советские войска будут форсировать реку, но не знали когда. Поэтому постреливали из пулеметов в темноту так, для острастки.

Пока плыли, наша лодка отстала от остальных. Сапер на веслах выдохся и еле-еле греб. Я вырос на Северском Донце и лодкой управлять умел с шести лет. Решил его заменить. Мы быстро поравнялись с остальными и продолжали плыть в полной темноте. Как только доплыли до берега, командир закричал: «В атаку! Огонь! Вперед!» И мы открыли ураганный огонь!

Выпрыгнули из лодок и до наступления дня вели перестрелку. Днем немцы стали активнее и разгорелся самый настоящий, решительный бой. Сколько их, мы не знали. У них на берегу была оборона. Мы тоже не с пустыми руками: карабины, автоматы, гранаты, пулеметы. Потом с того берега доставили 45-мм орудие. Немцы стали подбрасывать подкрепление, и в центре нашего боевого порядка начала возникать паника. Командир Прилепа вовремя отследил это, там, в вихре боя, и повернул всех в решительную контратаку. Мы с новым напором стали теснить врага, да так, что практически всех уничтожили. Потом начали прибывать к нам на лодках основные силы, и плацдарм был закреплен. Это был святой для меня бой. Очень много моих боевых друзей погибло тогда! Пятнадцать воинов, форсировавших плацдарм (в том числе и я), стали Героями Советского Союза, из них семь посмертно... Дальше мы продолжили освобождение Правобережной Украины, боролись за Молдавию, Польшу, штурмовали Бреслау...

Василий Александрович, у молодых бойцов, которых Вы настраивали на кровопролитные сражения, ни разу не возникал вопрос: «Почему мы воюем?»

– Для нас это была святая война. У всех, почти у всех, была обоснованная ненависть к фашистам. Они нападали на наши города, издевались над нашими людьми, оскверняли нашу землю. Их никто не звал! Они сами пришли. И мы им показали, что не нужно было этого делать.

Комментарии