Logo little

Авторы

М.С. КРАСНИКОВ: В какой-то момент враг открыл шлюзы и в ледяную воду провалились те, кто шел впереди

М.С. КРАСНИКОВ: «В какой-то момент враг открыл шлюзы и в ледяную воду провалились те, кто шел впереди»

Подготовка материала: Екатерина Курмышева
12 марта 2011

Михаил Красников о себе рассказывать не любит. О его боевом пути можно узнать из красноармейской книжки. Строки в ней сухи и непредвзяты: форсировал Одер, Вислу, был на Балтике, брал Варшаву, Берлин. Он был связистом, но уверен, что ради Победы смог бы стать и танкистом, и лётчиком. Но сложилось так, как сложилось.

- Михаил Степанович, как Вы попали на фронт?

- Я родился в селе Богана Воронежской области. Получается, Богом моё село дадено. Жили себе спокойно, не тужили, и вдруг война. Никто ведь не ожидал этого, немец напал внезапно, и нас, восьмерых односельчан одного возраста, направили в военкомат. И вдруг новость о войне. Что уж тут скажешь! Многих из села забрали в первый же день. А нас, подростков, на поля. Работали на прицепных плугах, сидя на них и выбивая сорняки, регулировали глубину пахоты. Трудились.

Всё началось с Орловского военного училища связи в 43-м, там я был зачислен в группу проволочной связи, а мои товарищи - в группу радистов. На учёбе нас не жалели все восемь месяцев. Возможно, благодаря этому и помогли сохранить жизнь в дальнейших боях. Все знания пригодились, ведь нам тогда только-только стукнуло восемнадцать. Отучились и сразу же на линию 1-го Белорусского фронта в расположение 222-го стрелкового полка. Меня назначили командиром отделения связи конной батареи капитана Прудникова, звание старшего сержанта нам дали еще в училище.

- Помните свой самый тяжёлый бой?

- Дочка, да они все как на подбор. Один раз пушку разбило так, что она аж в воздух приподнялась. Ранило кое-кого. Да разве вспомнишь сейчас! Вот тогда, прямо после боя спросили бы, тяжёлый ли он.

На висловском и сандомирском плацдармах долго посидеть пришлось. Оттуда и наступали. Отдых? Конечно, как закончится бой, так спи-отдыхай. Только вот бои эти шли постоянно. Но как-то выкраивали время и для разговоров, шуток, анекдотов. Были у нас и старшие товарищи, "старички" из Сталинграда. Меня в силу возраста моего сынком называли. Я, тогда еще мальчишка, не курил совсем и всю махорку, выданную мне, им отдавал.

Помню, как-то раз на нашем участке оборвалась связь. Меня послали её наладить. Я аккуратно двигаюсь к месту, подползаю и вижу там двух убитых солдат, которые уже пытались эту связь восстановить. Мне с трудом удалось найти концы кабеля и устранить повреждение. За это я получил свою первую медаль "За боевые заслуги".

- А страх на войне?

- Страх... Слышали бы вы, как я кричал в окопах около Вислы, когда нас штрафная рота давила! Мы сражались на смерть. Погиб здесь капитан Прудников. Мы попали в окружение, думали, что как только немец отступит, мы с легкостью его погоним. Вот и доигрались. С огромными потерями мы вышли оттуда под командованием уже майора Пашкевича и шли с боями до самого Одера. Там немцы уже взорвали мост и переправляться нам пришлось по льду. В какой-то момент враг открыл шлюзы и в ледяную воду провалились те, кто шел впереди. Крики, суматоха - вот где страшно-то. Остальным всё же удалось закрепится на соседнем берегу. Мы были вынуждены бороться без танков, тяжёлой артиллерии, авиации. Враг, конечно, имел поначалу превосходство, но мы своё дело сделали. А в Берлине сам шут не разберёт, что творилось! Враг из последних сил пытался выкарабкаться, ожесточенно сражался, но спасти Гитлера тогда уже вряд ли что могло. Как уж тут не праздновать Победу, салют какой был...

После окончания войны я остался в Германии ещё на пять лет. Служил там связистом, можно сказать, помогал наводить порядок. В 49-м пришел в отпуск, а через год нас уже демобилизовали.

О немцах самих не могу сказать, плохие они или хорошие. Знаю точно: война не нужна простому народу вне зависимости от его национальности. Нормально они к нам относились. Обычныетакие, только больно педантичны. Всё у них аккуратно, чисто и придраться не к чему.

- Ни разу за все те годы не возникал вопрос: почему мы воюем?

- Да вы что, какие вопросы! Положено воевать и воевали. Мы же не в игры играли, а защищали Родину. Это святое дело. Благодаря чему мы выиграли эту войну? Здесь безусловно огромную роль сыграл настрой советского народа, его вера в эту Победу. Мы ждали ее уже на подступах к Берлину. Добавьте сюда умелое руководство маршала Жукова и вот вам результат. К сожалению, мое командование сменялось слишком быстро, условия - не сахар, сами понимаете. На Одере погиб командир нашей батареи капитан Прудников. Нет в живых и начальника артиллерии майора Пашкевича. А сколько их еще таких, навечно не вернувшихся домой! Светлая им память. 

Комментарии